среда, 26 января 2011 г.

Иерусалимский цикл

Иерусалим

Спит придавленный тучей полуночной
Окруженный спиралью дорог
Желтокаменный и водосточный
Город вечности собранной впрок.

И красивая смуглая женщина
С автоматом в искусной руке
У ворот твоих, ночью отмеченных,
Отражается в млечной реке

И забытая римская вотчина
Проросла сквозь арабскую вязь
В этом городе. Время непрочное
Смыло ливнем пустынную грязь

И осталась парить над мгновением
Рукотворная горная твердь
Между взмахом и мановением
Между прошлым и будущим дверь

Я прощался с полуночным городом
(Осень смыла оранжевый дым),
Чтоб вернуться без всякого повода
В желтокаменный
Иерусалим...

-20

Небо дуется тучей плаксиво
У сезона дождей свой акциз
Самолеты взлетят в Тель-Авиве
Чтобы сесть в minus twenty degrees

Я курю на балконе над морем
Солнце льет силуэты в стене
Я отнюдь не страдаю от горя
Просто как-то не весело мне.

Я похоже бывал здесь когда-то
Шел по этим вот влажным пескам
И прибой бесконечным стокатто
Бил по желтым песочным щекам

Я был пасынком бронзы и веры
Под орлом отрабатывал грех
И летели над морем триеры
И был мокрым мой римский доспех

Но орел гнал от берега дальше
Сквозь пустыню, до мрачного рва.
Я взошел на осадную башню,
Чтоб познать, как поет тетива.

Я уснул, но не брошен в могильник,
Не уложен с кагортой под стяг.
Видно был неисправен будильник,
Я проснулся столетья спустя.

И не римлянин я и не воин.
Заработал пугающий приз.
Взял билет на взлетающий боинг
Чтобы сесть в minus twenty degrees.

Язык

Я был в Израиле, я пекся там под солнцем
Я говорил там на израильском с японцем
Ведь в Тель-Авиве говорят не на иврите
Там говорят руками.
Как хотите,
Но рассказать об этом можно только в жестах,
Так получилось, просто там такое место,
И там того кто при общенье не махает
Немножечко никто не понимает.
Но если вы вполне владеете руками
То вас поймут, и будут рядом с вами.
Ведь в Телль-Авиве говорят не на Иврите,
А как хотите,
С кем хотите,
Чем хотите.

Шторм

Я гулял по камням Тель-Авива
В самый шторм.
Пальмы рвало с цепей.
Средиземная белая грива
Среди мокрых шалила камней.
И трасируя солью ядреной
Волны шли на испуганный град.
В брюхе неба библейский Иона
Перекручивал время назад.
Я по сути уже был в дороге,
Но не мог упустить этот час.
Средиземные пенные боги
Шли на идолов каменных масс.
Бились грудью, звенели клинками,
Огрызались, теряли бойцов,
Бомбардировали облаками
Ошалевших от ветра скворцов.
И в зрачке ураганного фронта,
Я глядел прямо шторму в глаза.
И стегала волна с горизонта,
И смеялась над чем-то гроза.

Комментариев нет:

Отправить комментарий